Открывая красоту Дзимырского ущелья

Открывая красоту Дзимырского ущелья
9 Сентября 2012 10:51

Третий по счёту поход «Аполлона» в Дзимыр

Вот уже почти месяц мне постоянно снятся горы. Я просыпаюсь с нерешёнными или незавершёнными проблемами походной жизни… Потом целый день хожу отрешённая, автоматически занимаясь привычными делами. Но мысли витают где-то там, в просторах Дзимыра, в верховьях реки Чысандон, или Ксан. Никогда бы не подумала, что горы настолько притягивают … Просто мистика какая-то!
На юбилейном вечере клуба «Аполлон» Олеся Каджаева неожиданно произнесла: «4 августа мы опять отправляемся в поход, в Дзимыр. Желающие, приходите завтра к памятнику Пушкину…» Вот так просто, за два дня организуется поход? Оказывается, да. К тому же я узнала, что в поход собираются Тамара Николаевна, Людвиг Алексеевич и Замира Леонтьевна. Мечты продолжают сбываться! К тому же есть возможность познакомиться ближе с Элеонорой Бедоевой. А костяк группы состоит из ребят, с которыми я начинала первый поход на Кæдласан.
Собралась я очень быстро и в полвосьмого была со снаряжением у памятника Пушкину. На этот раз мы ехали на «автобусе» «Урал». Погода нам благоприятствовала, и через 3 часа мы прибыли в Ленингор. Небольшая остановка, лёгкое подкрепление, встреча со знакомыми - и в путь! По ущелью Чысандона я ехала впервые, как и большинство туристов. Мы с интересом рассматриваем живописную долину, разглядывая крепости на вершинах, любуясь храмом в Ларгвисе и церквушками по дороге. Хочется услышать рассказ экскурсовода, выйти и посмотреть их поближе… Но это потом. Сейчас мы торопимся в конечный пункт нашего автомаршрута. Получается не очень быстро, потому что после села Цгойты дорога почти не езженая - наш «Урал» буквально продирается сквозь заросли. Здесь давно уже нет жителей и некуда ехать. Но вот мы оказываемся на поляне - дорога закончилась. Прощаемся с водителем и разбиваем лагерь.
Место изумительное! Утаптываем высокую траву, ставим палатки и идём мыться в кристально чистом ручье. Вода его очень вкусная. Метров через 20 он впадает в Чысандон, а вверху грохочут водопады. Речка шумит совсем рядом, перекатываясь по разноцветным камням. Она совершенно прозрачная и будто радуется нам - ведь её редко кто навещает.
Спится в палатке прекрасно, особенно после травяного чая Ларисы и песен у костра под яркими звёздами. А Давид и Ирина даже спали под открытым небом, несмотря на небольшой дождик. Говорят, впечатления чудесные и незабываемые. Надо будет попробовать!
Вкусный горячий завтрак - ароматная гречневая каша из большой кастрюли. Наслаждаемся утренним покоем, собираемся и в путь - по узкой тропе в высокой прибрежной траве, через ручейки-притоки, по следам ослика и лошадки, что прошли здесь поздно вечером, навьюченные недельным запасом продуктов для пастухов. Значит, кто-то здесь всё же ходит - это приятно. И вот выходим на берег стремительного Чысандона, располагаемся на краткий отдых и находим суар - родник с минеральной водой, подобной «Бæгиата». Кто-то заботливо приспособил горлышки пластиковых бутылок, из них аккуратно льётся живительная газированная влага, оставляя рыжий след на земле, спешащий к большой реке. Так вот почему невозможно напиться её вкусной водицы! Видно, не один такой родник питает её…
Дальше наш путь взбирается на гору. Сосредоточенно и грамотно люди проложили тропку серпантином по крутому лесистому склону. Ещё рывок - и выходим на поляну, с двух сторон которой возвышаются неприступные скалы с деревьями на вершинах. На левой - замечаем башню и какие-то стены. Сбросив рюкзаки, устремляемся исследовать скалу. Оказывается, там остатки древнего укрепления, к которому подобраться можно по скрытой в зарослях тропе. На небольшой площадке расположена башня с округлой спинкой (таких не много на территории Южной Осетии) и ещё два строения - скорей всего, церкви, по предположению Давида Гобозова. Место это называется Барциг и является святилищем.
У его подножия мы встретились с Михаилом Владимировичем Хетеевым, уроженцем этих мест, а ныне москвичом, кандидатом технических наук и лауреатом Государственной премии СССР. Уже два года Тамара Николаевна переписывается с ним, их объединяет интерес к Дзимырскому ущелью. И нынешний наш поход приурочен к приезду Михаила в родные места, где он не был почти 30 лет. А уехал он отсюда вместе с родителями в 1948 году и в школу пошёл уже в Назрани, совершенно не зная русского языка. Вот какой замечательный жизненный взлёт осетинского мальчика из отдалённого кавказского ущелья! Огромную честь ему делает то, что он прекрасно владеет родным языком и свято помнит отчий край. Он приехал в краткий отпуск, чтобы посмотреть на родные горы, побывать на святых местах, испить воды из суаров и набраться жизненной силы. Михаил хотел пойти с нами вглубь ущелья, рассказать о святилищах и обычаях его жителей, подняться на Кельское озеро… Мы очень ждали такого познавательного общения. Но пришлось ограничиться беседой, которую мы записали на видео, общей фотографией и надеждой на переписку.
Дело в том, что очень мало выходцев из Дзимыра, готовых дать подробную информацию, а она очень нужна, чтобы познать и открыть для людей этот удивительно красивый уголок Южной Осетии, долгие годы не доступный для посещения. А ведь эти земли заселялись осетинами ещё в XVI-XVII веках, предположительно, именно по Чысану пришли в эти края и будущие ксанские эриставы, чей замок радует глаз доныне. Об этом нам много рассказывал в походе Людвиг Алексеевич Чибиров, который не раз бывал в ущелье в советское время с этнографическими экспедициями и застал его жителей.
Раньше на склонах паслись многочисленные отары овец, район рапортовал о своих достижениях в соцсоревновании, селяне-колхозники пасли скот, заготавливали сено, сдавали молоко и сыр… В 1950-1960-е годы ущелье вдруг признали неперспективным, из отдалённых сёл переселяли жителей на равнину, поближе к электричеству, дорогам, школам и магазинам. Жизнь в Дзимыре замерла. Брошенные дома постепенно разрушались под действием суровой природы. На месте селений теперь руины… И только башни на гребнях, церкви на вершинах и склепы на склонах сохранились довольно хорошо. Это немые свидетели былого величия ущелья. Вот их-то и надо обследовать и описать - чтобы сохранить для будущих поколений.
И третий по счёту поход «Аполлона» в Дзимыр посвящён именно этому. Вначале было беглое знакомство с ущельем, в прошлом году - уже обстоятельный поход по местам, указанным в письмах Михаилом Хетеевым. А в этом году предполагался поход «с очевидцем», объединённый общим интересом. К сожалению, не получилось.
Итак, мы попрощались с Хетеевым - родственники забрали его на фамильный дзуар, где их ждал уже жертвенный барашек. Ну что же, традиции надо чтить.
Мы шли по пояс в травах, по мере подъёма попадались всё новые цветы, которые на равнине не встречаются, а знакомые растения здесь достигали невероятных размеров и насыщенных оттенков. Повсюду огромное количество лекарственных растений. К концу похода страсть к их собирательству охватила туристов, а пока заготовками на ходу занималась Лариса Цховребова - она была негласно избрана «королевой вечернего чая», заработав это звание ещё в первом походе.
Оказываемся на цветущем лугу - это окрестности Нижнего Баджина, но от села почти ничего не осталось. Зато в Среднем Баджина много построек, руины церкви и несколько склепов на краю оврага. Все три Баджина располагаются на плоских мысах, возвышающихся над Чысандоном и разделённых глубокими оврагами, по дну которых бегут прозрачные ручейки, откуда жители брали воду. Место для деревень замечательное - светлое, просторное, обильное. Правда, здесь мало лесов, но, возможно, они когда-то были. Правый берег, очевидно, заселён раньше, а новые поселенцы вынуждены были занимать крутой и гористый левый берег. На нём дома располагались на склонах и уступах - часто крыша нижнего служила двором следующего. А в целом, деревня становилась неприступной для врагов. Фамильные башни возвышались над поселениями и будто взбегали на гребни, хорошо просматривается пространство ущелья и нет опасности лавин. А ещё выше, на вершинах, перевалах и хребтах, строили святилища и церкви - поближе к Богу. Обо всём этом вечерами у костра нам рассказывал Людвиг Алексеевич, в том числе и об известном историке, профессоре Георгии Давидовиче Тогошвили - выходце из Дзимыра. Группа наших туристов побывала потом в Тогойтыкау, родовой деревне Тогоевых на левом берегу.
На следующий день мы свернули в боковое ущелье, где текла речушка, разделяющая Нижний и Средний Баджин. Здесь мы обнаружили прекрасно оборудованный минеральный источник. Возле него и разбили лагерь. Напротив нас, высоко на альпийских лугах, медленно перетекали по зелёному фону овечки. Сердце радуется такой картине - появляется надежда, что оживает земля и у неё есть будущее.
А вода в Баджин-суаре вкуснейшая. Сюда приходят пастухи - попить и набрать с собой. Мы тоже отводили душу минералкой, а можно было и просто посидеть у родника и поразмышлять под шипение его пузырьков, глядя на убегающий вниз рыжий ручеёк.
К четвёртому лагерю мы выдвигались неспешно. Рюкзаки были всё ещё тяжёлые, но дорога несложная. Тропка вилась по склону, перебегая в следующее ущелье, по которому тоже бежала весёлая речка. Вода её, очевидно, поила жителей Верхнего Баджина, раскинувшегося на просторном плато. От деревни осталось немного развалин жилых построек и башня в центре - она неплохо сохранилась. На левом же берегу Чысандона приютилось на обрывистых склонах Горга - очень неприступное когда-то поселение и последнее в верховьях этой реки, исток которой виден вдалеке.
На следующий день у нас был очень ответственный и интересный бросок к прекрасным озёрам. Я увидела их на фотографии в аполлоновской стенгазете, и с тех пор они манили меня как нечто невозможное, недостижимое… И вот представился такой редкий случай.
Из лагеря мы вышли в семь утра, налегке. Рассвет был немного омрачён тучами, но затем погода разгулялась. Перед нами простиралась гряда, а слева, на юге, возвышалась конусом розовая манящая гора Сырх-хох. С её склонов миллионы лет назад стекали языки лавы, превратившейся в огромные валуны… Местами мы преодолевали их, перепрыгивая с одного камня на другой. Потом полоса, поросшая конским щавлем, и следующий «язык». Склоны горы кое-где покрыты кустами рододендрона, но он отцвёл в июле (представьте на минутку это великолепие!), а в некоторых местах - заросли черники. Выходим в долину прозрачной речушки и поднимаемся к её истоку. На западном склоне видна тропа, уходящая за перевал. Давид сказал, что за ним село Гнух - это уже ущелье Малой Лиахвы. Мы преодолеваем гребень, и нам открывается неземная красота. В чаше зелёных гор плещется густо-синее озеро с каменистыми берегами. Вода такая прозрачная, что сразу хочется попробовать на вкус. Она довольно тёплая и своеобразная - в ней нет «резкости», очевидно, меньше солей, чем в речной воде. Идём вдоль берега и видим впадающий ручеёк. Он вытекает из Верхнего озера, уровень которого всего на несколько метров выше. Вот так они и называются: Нижнее и Верхнее, а уже дома я узнала, что это Цителихатские озёра, заполнившие воронки щитовидного вулкана, вершина которого возвышается совсем рядом (3026 метров над уровнем моря). Это необыкновенно красивая гора розового цвета. Отдалённо она напоминает террикон, поскольку один склон её более пологий, и именно по нему пролегает тропа на вершину, которую венчает древнее святилище - дзуар. Очевидно, сотни лет люди поднимались туда по этому склону на религиозные праздники. В народе гора называется Сырх-хох, то есть Красная. Дух захватывает от мысли, что Сырх-хох-дзуар и есть одно из основных святилищ осетинского народа, которые соответствуют цветам национального флага.
Поверхность горы будто сложена из сыпучей и скользкой розовой плитки. Подниматься сложно, но почти через час группа достигает вершины. Панорама открывается величественная и прекрасная. Чувства переполняют, и Сабина не может сдержать слёз. Не удивительно, каждый чувствует себя буквально на вершине от счастья. Озёра оттуда выглядят как два синих блюдца в изумрудной оправе. В голубой дали вокруг - складки гор. Ощущения нереальные, может, и правда, что отсюда до Бога рукой подать. Мы бы попросили у него здоровья нашим родным и благоденствия Южной Осетии, чтобы процветал этот край, где сконцентрирована такая красота.
Уходить с вершины не хотелось, но мы прокричали аполлоновское «Ура!» и начали спускаться. У подножия ветер не такой сильный, пригревает высокогорное солнышко и велик соблазн искупаться в кристально прозрачном Верхнем озере, тем более что берега его устланы бархатистой травкой - без единой колючки. А из живности в воде плавали только маленькие жуки-плавунцы, и мы повстречали нескольких лягушек. Наверное, сказывается высота (2785 м над у. м.), вулканическое происхождение и то, что большую часть года озёра покрыты льдом. Нам повезло, что стоит жаркий август, вода прогрелась градусов до 15-16 (по ощущениям), поэтому почти все окунулись и даже поныряли. Было очень весело. Не часто сюда забредают такие задорные группы туристов - горы простили, что мы нарушили их вечную тишину.
Очень трудно было расставаться с озёрами, мы не могли наглядеться. Как оказалось, не напрасно. Это ирреальное сочетание красок и оттенков не покидает меня уже почти месяц. Попробуй не поверить теперь в магию гор, в то, что озёра меня приворожили. Пусть они живут в моём сердце и временами всплывают перед глазами, напоминая счастливые мгновения.
Следующий день был началом возвращения домой. Мы шли с облегчёнными рюкзаками и в основном пологим спуском. К тому же, двигались по верхней дороге, и всё ущелье было у нас как на ладони. Мы разглядывали остатки жилищ на другом берегу, башни и церкви на гребнях. Видели водопады в дальних ущельях и дивный снеговой мост-арку - вот бы подойти поближе к такому чуду природы, но это уже в следующий раз. Сами переходили через водопадики и двигались по прекрасному серпантину, проложенному с любовью жителями Дзимыра по лесу, среди буйства цветов и красок. На каждом повороте открывался новый ракурс - рука тянулась к фотоаппарату, батарея которого уже была на пределе. И последний кадр у меня получился, когда мы вышли на берег Чысандона, где должен быть последний ночлег.
Это было тоже изумительное место, уже ближе к цивилизации, но телефоны всё равно не ловили. Лагерь устроили возле дороги, речка перекатывалась совсем близко. Вокруг леса, дров полно - костёр весело потрескивал, и каша из остатков крупы незабываемая. По-прежнему отводили душу ароматным чаем, а палатки напоминали небольшие клумбы - почти каждый насобирал внушительные букеты зверобоя, иван-чая, душицы, чебреца и девясила. Ведь здорово - привезти экологически чистые травы, угощать родных и друзей целебным напитком, подарить пучок знакомым, как сувенир с Кавказа.
Вот и закончился такой удивительный поход. Он был насыщенный, но не утомительный, переходов было не так уж много, а открытий каждый сделал для себя достаточно. Из бесед с Тамарой Николаевной и Людвигом Алексеевичем, рассказов Замиры Леонтьевны и Элеоноры Христофоровны можно было много узнать об Осетии, её истории, об университете и «Аполлоне». Атмосфера в коллективе семейная, доброжелательная, ребята раскрывались с неожиданной стороны. Оказалось, они прекрасно поют осетинские песни, отдавая им предпочтение перед туристскими и бардовскими, - новое поколение. Ребята легко справлялись с хозяйственными заботами, а девочки замечательно готовили. Каким неповторимым пловом из баранины кормила нас Медея! А как ловко Ирбег готовил барашка. У меня вызывало восторг, что так быстро и неутомимо носятся ребята по горам с жаждой узнать, посмотреть, изучить, облазить. Очень хочется, чтобы их открытия были опубликованы и с ними познакомилось как можно больше людей.
Итак, этим летом сбылись мои мечты. Во-первых, я побывала в походе с «Аполлоном», даже в двух. Во-вторых, я пошла в поход с Тамарой Николаевной, и убедилась, что это живая легенда и она не постижима. Огромное Вам спасибо, Учитель. В-третьих - всё остальное, от чего я чувствую себя счастливой на этой благословенной земле.

Наталья Оболенская

Добавить комментарий

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Загрузить изображение
 
Авторизация при помощи социальной сети


Новости компаний

Павел Дуров сделал вложения в «цифровое золото»

Несколько лет назад он купил криптовалюту, стоимость которой теперь равна многомиллионной сумме

Apple планирует приобрести Shazam за 400 миллионов долларов

Соглашение может быть подписано в ближайшие дни

“А знаете ли Вы, что...”