Эскиз колыбельной, рисунок сна…

Эскиз колыбельной, рисунок сна…
31 Октября 2012 16:13
Аккизова-Кушхова Имара Якубовна. Родилась в Нальчике. Окончила Кабардино-Балкарский госуниверситет, училище культуры и искусств при СКГИИ. Член Союза художников России. Участник республиканских выставок, зональных «Юг России-2004» г. Краснодар, «Юг России-2008” г. Сочи, выставки молодых художников Кавказа «У древа есть корни» (2008). Участник международного симпозиума, посвященного юбилею Кайсына Кулиева. Персональная выставка в доме-музее К. Кулиева (2009).
Автор арт-проекта, в проекте М. Саральп «В реке времени» – Российский этнографический музей, г. Санкт-Петербург (2009). Персональная выставка «Мой мир в колыбельных Кавказа» – Кабардино-Балкарский музей изобразительных искусств, г. Нальчик, и Дагестанский музей изобразительных искусств им. П. Гамзатовой, г. Махачкала (2010). В области книжной графики оформлено более 80 книг.
Не могу избавиться от ощущения, что некоторые ее картины и сделанных ею кукол я уже видела когда-то. Нет, не у кого-то другого – у себя. В своих детских воспоминаниях и снах. Да-да, именно сны и размытые сказочные образы из детства. Живущие в королевствах и на узеньких улочках старого города, буйно яркие и пастельно-нежные, летящие и ускользающие… Как у Алисы из Страны чудес. Она и сама среди своих полотен и кукол похожа на Алису – ревностно оберегающая свой мир, свое «личное пространство», живущая на грани снов и реальности.
- Алиса из Страны чудес и Зазеркалья? – удивленно переспрашивает она? – Странно… Это одна из самых любимых мною сказок.
Одни говорят, что в изоискусство она ворвалась внезапно, как неожиданно без стука врываются в дом, другие – что шла постепенно и целенаправленно, как поднимаются по ступенькам шаг за шагом. Но и те, и другие соглашаются с тем, что Имара Аккизова – художник действительно талантливый, уже достаточно известный и не только в нашей республике, при этом воспринимая сей факт как нечто само собой разумеющееся: «Имея таких родителей, сам Бог велел – гены…». Дочь знаменитых художников Якуба Аккизова и Сияры Меджидовой Имара сегодня – автор нескольких выставок, книг и альбомов, член Союза художников и Международной академии творчества. Я не оригинальна, меня тоже интересует этот вопрос:
- Наверное, трудно было выбрать другую профессию, воспитываясь в такой семье?
- Ну, мой старший брат же выбрал – он работает в институте археологии Кавказа. При этом, правда, хорошо рисует – первое свое образование получал в художественном училище Владикавказа, но художником так и не стал. У меня в детстве не было такого – чтобы родители целенаправленно готовили меня «на художника». Рисует ребенок – хорошо, если надо – что-то подскажем, играет на фортепиано – отдадим в музыкальную школу, пусть реализует себя, любит читать – да замечательно – читай! Дети здоровы, веселы, одеты-обуты – значит, все хорошо. Никто нас специально ни к чему не готовил. Главным в семье считалось, чтобы дети были послушны и довольны. Может быть, поэтому детство было таким счастливым. Я рисовать любила всегда, в «художку», правда, родители меня не отдали, но в изостудию при ДК ходила, многое родители подсказывали, советовали, критиковали и хвалили. Больше – мама, папа редко бывал дома, постоянно в разъездах – на выставках, семинарах. Причем сама я была уверена, что стану художником, так как все, что я делала, мне казалось почти гениальным. Ой, каким смешным это сейчас кажется… Я собиралась поступать в Вильнюсскую академию художеств, но за два месяца до выпускных экзаменов в школе папа сказал, что мне надо выбрать другую профессию, художник – не женская.
- Вариантов ослушаться папу не было?
- Конечно, нет! Его решения не оспаривались в семье не потому что мы его все боялись, а потому что всегда абсолютно искренне считали, что он во всем прав. В дальнейшем, кстати, так и выходило. Он считал, что богемная среда категорически не подходит достойной жене и матери, это несовместимые понятия.
- Это говорил человек, много лет проживший в браке с художницей?
- В счастливом браке, заметьте. Но это скорее исключение, подтверждающее правило. У них любовь была, настоящая, которая вообще редко кому дается. Они были не только любящими мужем и женой, но и друзьями, партнерами, единомышленниками. Такие отношения в творческих семьях, к сожалению, редкость. Папе я всегда верила, поэтому ни в какой Вильнюс не поехала – поступила на филфак КБГУ. Я всегда была человеком гуманитарного склада, так что учиться мне было легко и интересно, тут как раз, может быть, дедушкины гены сработали: мамин отец – Кияс Меджидов – был народным писателем Дагестана. А вот работать учителем в школе – нет, не мое. Когда в училище искусств открылось отделение изоискусства, я уже сидела в декрете с дочкой, но все-таки решила поступать. У меня к тому времени был, хоть небольшой, но все же опыт работы в книжном издательстве и несколько оформленных мною детских журналов. Мне нравилось учиться, хотя, конечно, никто никаких поблажек мне не давал, несмотря на то, что у меня ребенок маленький, но тут маме спасибо – помогала с дочей. Потом у меня началось какое-то безумное увлечение керамикой – на четвертом курсе уже. В Вольном ауле тогда работал керамический завод, я там часами могла пропадать. Как жаль, что его закрыли! Первая выставка? Помню, конечно, это были три графические работы, которые я делала «просто так» – во время «затишья» в издательстве, где тогда трудилась. У нас же там как было – то аврал, то затишье. Вот во время одного такого затищья я, чтобы бездельем не маяться, и начала рисовать. Они потом и попали на выставку Зоны Юга. А позже уже были и другие работы – живопись, графика, коллаж.
- Знаю, что вам приходилось не раз слышать, по крайней мере, раньше: Имара в своих работах подражает своим знаменитым родителям. Как вы к этому относились?
- Замечательно! Сейчас, правда, так уже не говорят, но раньше действительно я это часто слышала. И радовалась. Осознанно это было для меня или нет, но родители были моими первыми учителями, что плохого или неестественного в том, что ученик на первых порах пытается подражать учителю? До сих пор, заканчивая какую-нибудь работу, я думаю: что скажет мама? Как бы оценил ее папа? Мои работы последних лет уже, конечно, другие, причем очень разные. Я даже как-то жаловалась маме, что они настолько разные, что в тему или «канву» одной выставки никак не попадают. Но если кто-то скажет, что они хоть чем-то отдаленно напоминают работы моих родителей, я, поверьте, не обижусь.
- А когда говорят: «Ну, конечно, человеку из такой известной в художественной среде семьи карьеру в искусстве делать легко» – а ведь говорят? – и «Все, что она имеет сейчас, это благодаря родителям», к этому вы относитесь так же легко?
- «Карьера в искусстве» – как-то плохо звучит… Конечно, все ценное для меня, что я имею, – это только благодаря моим родителям, а как иначе? Я живу благодаря им, если есть у меня талант – тоже благодаря им. И то, что я занимаюсь любимой работой и от этого счастлива, – тоже им благодаря. А эти иллюзии, что я «с серебряной ложкой во рту родилась» и мне никакого труда не стоила достичь всего, что имею сегодня… Да пусть они будут у тех, кто хочет их иметь, мне не жалко! А работа у меня действительно любимая. Тот драйв, который я испытываю, рисуя, мастеря кукол или «собирая» коллажи, непередаваем. Или чувство от того, что кого-то греет тепло, которое ты вложил в свою работу. А удовольствие от отсутствия над тобой начальников – контролирующих и указывающих, «как правильно»! Поверьте, это стоит отсутствия постоянной зарплаты.
- Имара, ваши последние работы – я говорю о серии картин «Мой мир в колыбельных Кавказа» – мало похожи на те, что были раньше – здесь ярко выраженные этнические мотивы, где Дагестан «сплетен» с Кабардино-Балкарией, редкая техника – фотография, холст, масло… Откуда такие идеи?
- Из снов, из детских воспоминаний о мамином родовом селе в Дагестане, из моей любви к старым фотографиям, особенно тем, где запечатлены женщины в национальных костюмах… Работы родились, когда мы с Мадиной Саральп готовили выставку «В реке времени» в Российском этнографическом музее. Основной темой выставки были сделанные ею национальные костюмы, частью всего этого проекта – мои работы. Я эти старые фотографии – детей и женщин в национальных костюмах, улиц дагестанских сел и старого Нальчика – собирала не один год, постоянно перебирала их, просматривала. И как-то в один момент все сложилось в картины. Именно такие, какие они есть – с оригинальной фотографией, иначе что-то теряется. Трудно объяснить, что конкретно, я просто знаю, что они должны быть такими. Даже не знаю, а чувствую.

Добавить комментарий

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Загрузить изображение
 
Авторизация при помощи социальной сети


Новости компаний

Павел Дуров сделал вложения в «цифровое золото»

Несколько лет назад он купил криптовалюту, стоимость которой теперь равна многомиллионной сумме

Apple планирует приобрести Shazam за 400 миллионов долларов

Соглашение может быть подписано в ближайшие дни

“А знаете ли Вы, что...”