08:26 / 22 August 2017 /
USD RUB /
/

«Процедура назначения руководителей силовых ведомств построена так, что глава субъекта на нее влиять не может»

«Процедура назначения руководителей силовых ведомств построена так, что глава субъекта на нее влиять не может»
19 Июня 2012 :
"Коммерсантъ-Online"
7 июня полицейские из Москвы прибыли в Нальчик, где задержали и этапировали в столицу руководителя администрации главы Кабардино-Балкарии (КБР), министра по управлению государственным имуществом и земельным ресурсам и его экс-заместителя, а также известную предпринимательницу. Глава Кабардино-Балкарии АРСЕНКАНОКОВ в интервью спецкорреспонденту “Ъ” ОЛЬГЕ АЛЛЕНОВОЙ связал аресты с началом предвыборной борьбы за пост руководителя региона.

— Что произошло 7 июня в Нальчике? Очевидно, что это не рядовое дело и неслучайно прислали военным самолетом из Москвы под 100 человек…

— Суть обвинений я пока не могу комментировать, я еще не во всем разобрался. Идет следствие, и в его ход я не хочу вмешиваться. Но по форме операции возникает много вопросов. Такое ощущение, что был разыгран хорошо подготовленный спектакль. К чему было врываться в Дом правительства, ломая турникеты? Все это можно было сделать цивилизованно. Все задержанные — законопослушные интеллигентные люди, у них никогда не было проблем с законом. Они по первой же повестке явились бы к следователю. Люди в республике удивлены и многие возмущены такими действиями, даже на митинг хотели выйти.

К тому же есть процессуальные нарушения, о чем говорят адвокаты. В общем, понятно, какая там была задача — создать побольше шума и раздуть медийное шоу.

Только вспомните: вместо 20 млн руб. где-то даже прозвучала цифра $20 млн. И вместо полуразрушенного здания филармонии по центральным каналам зритель увидел кадры недавно отремонтированного роскошного Музыкального театра на главной улице города. Еще одно — было сказано, что сотрудников филармонии оставили на улице, тогда как из-за несоответствия здания необходимым нормам они уже давно проводят репетиции в Государственном концертном зале (ГКЗ) Нальчика.

— Так факт коррупции был?

— Пусть следствие разбирается. У меня есть свое мнение по этому поводу, но я подожду итогов расследования. В уголовном деле нет ни одного факта доказательства того, что эти чиновники получили хотя бы рубль за эту сделку. И всем понятно, что такого и быть не могло. Этот барак в аварийном состоянии, 1932 года постройки. Я распорядился провести полную проверку сделки. По предварительной информации, которая у меня есть, все требуемые законом процедуры были соблюдены.

Абсурдность обвинений, на мой взгляд, очевидна для любого здравомыслящего человека. Смотрите, якобы группа чиновников хотела похитить из республиканской собственности здание. Во-первых, это здание уже много лет в аварийном состоянии, а филармония уже давно находится в ГКЗ Нальчика. Во-вторых, новое предназначение здания — не торговый центр и не казино, а дом моды национального костюма. Разве не прямая обязанность власти — создавать условия для популяризации и сохранения национальных традиций культуры и искусства? В-третьих, мошенничество или хищение невозможно инкриминировать, если нет выгоды чиновников. В чем выгода этих работников? Никто ничего не давал, не вымогал, не получал. Это следствию известно! И наконец — сделка была абсолютно публичной. Все ее этапы закреплены нормативными документами и проходили несколько месяцев. Какая была проблема на любом этапе внести соответствующее предписание и остановить ее проведение? Просто цель была не соблюдение интересов государства, а громкая полицейская операция с шоу в прямом эфире. И таких вопросов в этой истории десятки. И сейчас мы их ставим перед следствием. Я считаю, такие полицейские акции не должны оставаться безнаказанными.

— Тогда на основании чего сделан вывод о том, что здание стоит 20 млн руб.?

— На основании фотографий и съемок со спутника. Нет, серьезно. Какой-то компании следствие прислало фотографии и попросило оценить. Они и сделали справку с экспертным мнением и четко там указали — это не оценка, а экспертное мнение.

Мое мнение — не то что за 20 млн, его бы и за 2 млн никто не купил бы. Скажу больше, его пытаются продать уже лет десять, но безрезультатно.

В общем, мы за то, чтобы расследование прошло самое тщательное. Потому что вся эта ситуация играет совсем не в нашу пользу. Я уж не говорю, какой это репутационный урон для региона. Их схватили как террористов, а нам после этого надо переговоры с инвесторами проводить. Как говорится, такую б энергию да в мирное русло, например, по прямому назначению — на борьбу с экстремизмом. Они долго и мучительно искали хоть что-то, за что можно зацепиться, прослушивали телефоны высших чиновников республики и в результате не нашли ничего серьезней, чем дело по продаже аварийного сарая. Уровень террористической угрозы растет, а люди, которые по долгу службы обязаны с этим бороться, ищут компромат на женщину-модельера национальных костюмов, на человека, который занимается возрождением и пропагандой национальной культуры. Видно невооруженным глазом, что в основе всего лежат личные властные амбиции и борьба за власть на региональном уровне.

— В первый же день, когда чиновники и Мадина Хацукова были задержаны, появилась информация, что они ваши родственники. Какая у вас степень родства с ними?

— Сотрудники полиции прекрасно знали, что по российским законам все фигуранты этого дела вообще не являются моими родственниками, но умышленно распространили эту информацию, для чего — понятно. Жамборовы могут оказаться если и родственниками, то в каком-то седьмом колене. Хацукова — моей супруги троюродная, наверное, сестра, я даже точно не знаю. Я ее видел-то, наверное, раза два в жизни и то на каких-то мероприятиях. У нас, в маленьких кавказских республиках, в категорию «родственники» в одном роду могут попадать человек 100, а то и 200. Если я буду заведомо исключать всех тех, кто мне может приходиться родственником до десятого колена, то придется выгнать с работы много хороших работников. Я рассматриваю этих людей исключительно с точки зрения профессионализма и способности принести пользу республике.

— Владимир Жамборов на суде заявил, что за этой операцией стоит ваш давний оппонент Юрий Коков, глава департамента по борьбе с экстремизмом МВД РФ. Это правда?

— Выражусь по возможности корректно, не только обвиняемые произносят эту фамилию. Кто заказчик и истинная подоплека происшедшего в самой республике, вероятно, уже знает каждый. Полагаю, речь идет о банальной борьбе за власть, и беспринципные люди используют в этих целях имеющийся у них силовой ресурс. Я никогда не называл имя этого человека, хотя за последние пять лет он создал нам много проблем.

Беда многих руководителей республик Северного Кавказа заключается в том, что выходцы из их регионов попадают в федеральные структуры и начинают теневую борьбу с использованием служебного положения. Я ничего не имею против конкуренции, только конкурируйте честно, а не погонами прикрывайтесь и федеральный ресурс не используйте.

— А эта оппозиция на московском уровне чего хочет?

— Желание одно — возглавить малую родину, из которой вышел. Экономика республики на подъеме, рост идет несколько лет по всем направлениям, это ощущает и само население. Поэтому у них появилось желание сесть на эти потоки и решить проблемы свои и своих родственников за счет республики.

— То есть это борьба за президентское кресло. А почему именно сейчас? Ведь у вас срок заканчивается только через 3,5 года…

— Я думаю, операцию готовили раньше, под результаты российских президентских выборов — по всей вероятности, что-то у них не сложилось.

— А смена власти в МВД РФ?

— Думаю, и это повлияло. Воспользовались сменой руководства МВД. Но новый руководитель МВД РФ, на мой взгляд, это авторитетный, профессиональный человек, о нем хорошо отзываются, и, я думаю, он разберется, в чем тут дело.

— Говорят, у вас непростые отношения с силовыми структурами в республике. В чем это проявляется?

— Сама процедура назначения руководителей силовых ведомств построена так, что глава субъекта на нее на практике влиять не может. Я понимаю, в этом есть своя логика с точки зрения крепости вертикали власти, да. Но в реальности часто получается так, что какие-то лоббисты на федеральном уровне договариваются о назначении своих друзей на пост главы МВД, скажем. И, когда такой человек приходит в республику, он работает не на республику, а на тех, кто его пролоббировал в Москве. В результате эти назначенные при участии оппозиции люди изначально настроены работать против нас.

— Вы имеете в виду, что Коков протежировал главу МВД КБР Васильева?

— Да, насколько мне известно, Коков решал этот вопрос с Нургалиевым. Ну видите, даже вы в курсе. И получается в результате не работа, а сплошные интриги. И это в республике, в которой и без того хватает реальных проблем. Борьба с экстремистской преступностью ведется с переменным успехом. Меня не устраивают те меры, которые они принимают. Сколько можно смотреть на то, как погибают милиционеры, чиновники, просто мирные жители.

— А почему такая ситуация на всем Кавказе? Ведь есть же федеральный закон, обязывающий координировать действия?

— Вы же помните, глава государства создал для увязки действий силовых структур координационные советы — в каждой республике такой совет возглавляет глава субъекта. Там прописаны совместные кадровые назначения, ответственность тех лиц, которые не выполняют определенные требования главы субъекта. Но все это не работает. Решения этого органа никаких последствий для руководителей силовых ведомств на практике не имеют.

— Что вы намерены делать дальше? Ведь Жамборов уже арестован…

— Сначала доказать, что все обвинения фальсифицированы ради достижения политических целей. А, во-вторых, если это будет доказано, добиться наказания виновных от заказчиков до исполнителей. Но самая первостепенная задача — добиться изменения меры пресечения Владимира Жамборова, поскольку из-за состояния его здоровья нахождение под стражей вызывает опасения за его жизнь.


Добавить комментарий

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Загрузить изображение
 
Авторизация при помощи социальной сети


Новости компаний

Авиакомпания Air Berlin объявила о начале процедуры банкротства

За счет кредита от правительства Германии полеты будут продолжаться

Facebook запустил обновленную ленту для видео

Теперь сервис способен стать конкурентом Youtube и Disney

“А знаете ли Вы, что...”