19:33 / 19 August 2017 /
USD RUB /
/

Россия, Турция и Южный Кавказ. Режим "потепления"

Россия, Турция и Южный Кавказ. Режим "потепления"
РСО
5 Июня 2014 18:00
Фото: images.yandex.ru noguasamonga.ru

О перспективах развития ЕврАзЭС в бывших союзных республиках и том, что политика выдавливания РФ с Южного Кавказа изменилась на потепление со стороны одного из главных игроков - Турции, о стремление Армении и Азербайджана быть вовлеченными в геополитические и экономические проекты России, даже на предусловиях, в интервью сайту NogUasamonga.ruрассказал эксперт по внутрироссийским политическим отношениям и международной политике Михаил Нейжмаков.

На постсоветском пространстве идут два неравнозначных, но параллельно идущих интеграционных процесса - евразийский и европейский, в связи с чем будет вестись геополитическая борьба на всем постсоветском пространстве. Как развиваются интеграционные процессы в Армении?

Те же Украина и Молдавия, взявшие курс на сближение с Евросоюзом, поставляют рабочую силу как в Россию, так и в ЕС. В то время, как около 80% мигрантов из Армении направляется именно в Россию и лишь около 15% - в страны Евросоюза. Доля участия российских корпораций в армянской экономике куда выше, чем в украинской или молдавской. ЕС не может заменить Армении Россию в вопросах безопасности. Хотя бы потому, что структуры безопасности самого Евросоюза достаточно слабы. В то время, как сотрудничество между Арменией и ОДКБ вполне активно развивается.

Не будем забывать и о значении для Армении Ирана, как важного стратегического партнера. Сейчас у Ирана и ЕС потепление отношений, но совсем недавно было по-другому. Произойдет новое обострение между ЕС и Тегераном – и европейские партнеры могли бы давить на Армению и в вопросах сотрудничества с Ираном. Но разрыв с иранскими партнерами Еревану не выгоден хотя бы по экономическим причинам. Экономическое сотрудничество с Тегераном всегда имело для Еревана важное значение, а реализация проекта транспортного коридора «Север-Юг» (к портам Персидского залива) принесет еще более ощутимые выгоды.

Поэтому евразийская интеграция для Армении изначально была предпочтительнее европейской. Этот тренд сохраняется и сейчас.

Главная политическая повестка армянских властей? Тренд, по которому сейчас действуют армянские власти по отношению к России?

Ереван, безусловно, ориентирован на союз с Москвой. Вспомним, что 27 марта 2014 года, когда на заседании Генассамблеи ООН обсуждалась резолюция о признании незаконным референдума в Крыму, Армения оказалась в числе всего 11 стран, которые открыто проголосовали против этого документа. Другое дело, что определенный торг между Россией и Арменией, безусловно, ведется. Показательно, что еще в декабре 2013 года сроком подписания договора о вступлении Еревана в Таможенный союз было названо 29 апреля 2014 года, однако до сих пор он так и не был подписан. Среди возможных тем торга между Москвой и Ереваном – цены на российский газ. Недаром премьер-министр Армении Овик Абрамян, в середине мая выступая в парламенте, отметил, что «придает большое значение сотрудничеству с Ираном» в газовой сфере, именно как альтернативе поставкам топлива из России. Понятно, что, вступая в Евразийский экономический союз, Армения не хочет полного разрыва с ЕС. Недаром тот же Овик Абрамян, еще будучи главой парламента страны, подчеркивал, что Армения будет продолжать сотрудничество с ЕС, параллельно с участием в евразийских интеграционных проектах. И тем не менее, основной внешнеполитический вектор Еревана сейчас – сотрудничество с Москвой и курс на вступление ЕАЭС.

Евроинтеграторы и грантовые активисты. Как они реагируют на разворот Армении в сторону России после визита Владимира Путина в Ереван в декабре 2013?

В Армении интеграции с ЕС никогда не придавалось такого значения, как на Украине и Молдавии, где путь в Европу де-факто стал главной национальной идеей. В итоге, выборы Армении в пользу евразийских интеграционных проектов, а не европейских не привел в Ереване к событиям, сопоставимым по масштабам с Евромайданом в Киеве. Действительно, позже в столице Армении проходили акции против вступления страны в Таможенный союз, но они были не особенно массовыми. Так, митинг с подобной тематикой, прошедший 2 декабря 2013 года собрал лишь около 300 человек, в феврале 2014 года (организованный экс-кандидатом в президенты Паруйром Айрикяном) – около 50 человек. Из парламентских политических сил против вступления Армении в ЕАЭС неоднократно высказывались представители партии «Наследие». В то же время, на крупных оппозиционных митингах в Ереване, проходивших весной 2014 года, главной мишенью критики становилась пенсионная реформа, экономическая политика правительства, но не евразийская интеграция или отказ от сближения в ЕС. Более того, такой известный оппозиционный лидер, как глава Армянского национального конгресса Левон Тер-Петросян, выступая на крупной оппозиционной акции в марте,, назвал участие своей страны в Таможенном союзе неотвратимым, а перспективу интеграции с Евросоюзом в обозримом будущем - нереалистичной. Это весьма симптоматично.

Заигрывания Турции с Россией. Ваш прогноз.

Как известно, у действующего премьер-министра Турции Реджепа Эрдогана сложные отношения с США и ЕС, поэтому для него еще важнее становятся связи с Россией. Москву и главу турецкого правительства сближает и другой нюанс – конфликт последнего с духовным лидером Фетуллахом Гюленом, книги которого признаны экстремистскими в России. Есть и стратегические мотивы для сотрудничества Москвы и Анкары – это, прежде всего, энергетика. Фактор Крыма своеобразно повлиял на российско-турецкие отношения. Турция 27 марта 2014 года голосовала за принятие уже упомянутой резолюции с осуждением действий России в Крыму. Скорее всего, такая реакция Анкары вызвана не столько даже вниманием к судьбе крымских татар или сокращению возможностей по влиянию на ситуацию на полуострове. Просто закрепление за Россией базы в Севастополе, планы поставить на вооружение Черноморского флота до 2020 года 30 новых военных судов серьезно меняет расклад сил в регионе и не в пользу Турции. В то же время, уже после поддержки антироссийской резолюции Анкарой, глава турецкого МИД Ахмет Давутоглу неоднократно подтверждал, что сотрудничество между нашими странами будет продолжено.

Скорее всего, серьезного охлаждения между Москвой и Анкарой не произойдет до середины лета 2015 года. Дело в том, что Турция уже сейчас вступила в предвыборный период: в августе 2014 года пройдут выборы президента, в июне 2015 года – парламента страны. В это время давление с Запада на Реджепа Эрдогана и его соратников будет оставаться значительным и данный политик будет особенно нуждаться в дополнительной точке опоры, то есть - сотрудничестве с Москвой. Затем возможны нюансы. Если у Эрдогана получится выиграть президентские выборы и сохранить контроль за парламентом, возможно, США и ЕС могут смириться с таким положением дел и активизировать сотрудничество с ним. В этой случае стратегические основы для сотрудничества с Россией сохраняться, но возможно определенное отдаление Анкары от Москвы.

В экспертной среде существует мнение, что президент Азербайджана, торпедируя процесс урегулирования в Нагорном Карабахе, закладывает основу для нового витка конфликта. В целом эта версия совпадает с тем сценарием, который Запад готовит уже осенью на Большом Кавказе. Какова вероятность решения Карабахского вопроса, оно стало главным условием вступления Армении в евразийский союз?

Азербайджану не выгодно сейчас провоцировать конфликт на Южном Кавказе, так как его турецкие партнеры (как было сказано выше) сами находятся в сложной геополитической ситуации, то есть не смогут оказать Баку заметной помощи. Да и отношения самого Азербайджана с Западом осложнились. Вспомним интервью посла США в Баку Ричарда Морнингстара (о вероятности азербайджанского «Майдана») и ответную реакцию на него главы администрации президента Азербайджана Рамиза Мехтиева. Безусловно, данное интервью – скорее всего, просто часть игры Вашингтона. Сначала озвучиваются нелицеприятные заявления Морнингстара, полномочия которого все равно истекают уже этим летом, а после на контрасте с ним слова и действия других американских чиновников будут казаться верхом дипломатичности. Да и сам Морнингстар в начале июня высказался о стране пребывания куда благожелательнее: «Сильный и стабильный Азербайджан вносит большой вклад в дело региональной стабильности, энергообеспечения в мировом, региональном и европейском масштабах». Возможно, целью американского посла было повлиять не столько на внутреннюю политику Баку, сколько на турецко-азербайджанские отношения. Как было упомянуто выше, серьезное охлаждение между США и нынешним турецким премьер-министром Реджепом Эрдоганом ни для кого не секрет. Показательно, что первый свой зарубежный визит после удачных для него региональных выборов Эрдоган нанес именно в Баку. Возможно, заявление американского посла, где «гарантами независимости» Азербайджана (весьма грубый синоним понятия «основные союзники») названы США и ЕС, но никак не упомянута Турция - это попытка надавить на Баку и заставить азербайджанских политиков держаться подальше от Эрдогана.

Как бы то ни было, определенное охлаждение между Вашингтоном и Баку налицо, на фоне определенного потепления российско-азербайджанских отношений. Последнее выражается в целом ряде сфер – от сотрудничества «Роснефти» с азербайджанской «SOCAR» до российско-азербайджанских переговоров о военно-техническом сотрудничестве. Эта конфигурация пока явно препятствует обострению конфликта вокруг Карабаха.

В принципе, у России появляется шанс перехватить инициативу в сфере карабахского урегулирования и в этом процессе могут задействованы евразийские проекты с участием Москвы. Тут можно вспомнить знаменитое заявление Нурсултана Назарбаева, сделанное 29 мая на заседании Высшего евразийского экономического совета в Астане: «Азербайджан считает, что Армения может подключиться к Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС) в рамках тех границ, в которых она вошла в ВТО». То есть, без Нагорного Карабаха. Глава Казахстана председательствовал на том заседании и явно озвучил это не только по личной инициативе. По крайней мере, другой основатель ЕАЭС, Александр Лукашенко, ранее уже призывал коллег учесть мнение Баку в данном вопросе. Весьма вероятно, что Назарбаев сделал это заявление с молчаливого согласия всех основателей ЕАЭС, включая Россию. Возможно, и подписание договора о вступлении Армении в ЕАЭС все время переносилось из-за споров о тех самых границах, в рамках которых Армения войдет в Союз. Интерпретаций событиям в Астане дано уже множество. Но дело в главном вопросе. Если камень преткновения здесь - Карабах, почему основатели ЕАЭС заостряют на этом внимание? Только, чтобы не ссорится с Баку? Или согласие принять Армению в ЕАЭС только в границах, признанных ООН, специально подчеркивается для того, чтобы «вынести Карабах за скобки» - как подготовительный этап к переговорам по этой проблеме? На эту гипотезу, по крайней мере, нельзя отметать совсем.

Другое дело, что пространство для маневра у любого посредника в Карабахском конфликте сейчас ограничено. А, находясь в сложной международной обстановке из-за Украины, Россия вряд ли будет делать предпринимать рискованные дипломатические маневры на Южном Кавказе.

Элина Марзоева

Добавить комментарий

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Загрузить изображение
 
Авторизация при помощи социальной сети


Новости компаний

Авиакомпания Air Berlin объявила о начале процедуры банкротства

За счет кредита от правительства Германии полеты будут продолжаться

Facebook запустил обновленную ленту для видео

Теперь сервис способен стать конкурентом Youtube и Disney

“А знаете ли Вы, что...”