12:01 / 28 Июнь 2017 /
USD RUB /
/

Символ памяти и единения Инушетии

Символ памяти и единения Инушетии
10 Ноября 2012 17:01
На недавней пресс-конференции в ознаменование четырехлетнего пребывания в должности руководителя Республики Ингушетия Юнус-Бек Евкуров заметил: «Могу сказать, что я оставил добрую память о себе, как о руководителе». И в качестве примера привел некоторые крупные проекты. В их числе не была названа смотровая башня, строящаяся в Магасе, вероятно, по причине того обстоятельства, что данный проект еще не завершен и находится в стадии разработки.

Однако, смотровую башню, которая дорога будет каждому гражданину Ингушетии, уже сегодня называют «детищем Евкурова». Идею Главы РИ Юнус-Бека Евкурова построить в Магасе смотровую площадку в виде ингушской великолепной красавицы башни, с высоты которой открывался бы прекрасный вид не только на город и близлежащие населенные пункты, но и на горы, во все времена и для любого взора неотразимые, взялся воплотить в жизнь предприниматель Алихан Харсиев. И это не случайно. В течение двух лет, с 2004 по 2006 гг., благодаря спонсорству Алихана в горном селении Ляжги была восстановлена боевая башня рода Харсиевых.

Тем самым был создан прецедент в деле сохранения башен, положивший начало новой эпохи сохранения башенной культуры – эпохи восстановления ингушских башен, которые разрушаются от времени и негативного воздействия человеческого фактора. Как отметил в своей моногографии известный исследователь-кавказовед Евгений Крупнов, «ингушские боевые башни для своего времени были подлинным чудом человеческого гения, как в наши дни первые шаги человечества в небо».

Видеть равнодушно и безучастно как разрушается это «подлинное чудо человеческого гения» невозможно. Потому Алихан Харсиевпоказал личный пример, в результате которого в Ляжги взметнулась в небо восстановленная боевая башня. Его высокое начинание, что очень важно, поддержало руководство республики в лице Главы и Председателя Правительства. Без этой поддержки дело закончилось бы одной ляжгинской башней. И основания говорить о новой эпохе в башенной культуре не было бы.

Но с назначением Юнус-Бека Евкурова на должность Президента РИ горной Ингушетии в целом и сохранению башен, в частности, стало уделяться больше внимания. Мастер, который восстановил боевую башню в Ляжги, – Магомед Харсиев, в начале 2011 года был утвержден в должности директора Джейрахско-Ассинского государственного историко-архитектурного музея-заповедника. Вместе с должностью новый директор получил указание руководства направить все силы на восстановление разрушающихся башен со словами: «средства будут выделены столько, сколько освоите».

На сегодняшний день в селении Хьамишки по инициативе и активной поддержке Председателя Правительства РИ Мусы Чилиевавосстановлены две боевые башни. Здесь хотелось бы немного отступить от нити повествования, поскольку вспомнилось: в прошлом году, когда я по заданию редакции посетила восстановительные работы, шедшие в Хьамишки на первой башне, Магомед Харсиевсообщил мне, что Муса Чилиев был единственный человек, который к нему подошел в пору его работы на ляжгинской башне с заказом на восстановительные работы на своих родовых башнях.

И вот результат – за сравнительно короткий срок восстановлены две боевые башни. Также восстановлены одна башня в Хяни, одна башня в историко-архитектурном комплексе «Эрзи». В этом же комплексе в настоящее время в процессе восстановления находится еще одна башня. Так что, как видим, новая эпоха сохранения башенной культуры набирает хороший темп и это радует. И грандиозным вкладом в этом поистине великом деле явится ныне строящаяся смотровая башня, которая своей монументальностью призвана увековечить потрясающую по всем параметрам ингушскую башню.

- Этот монумент - дань памяти нашим предкам - строителям башен, которые на многие века, для многих поколений оставили уникальное наследие, - говорит брат Алихана Харсиева Асламбек, осуществляющий на строительной площадке технадзор. Поначалу Асламбек не понимал, по его собственному признанию, для чего нужна эта смотровая башня, почему он должен ради нее оставить свой бизнес и семью в Москве и возвращаться в Ингушетию. - Теперь я иначе на это смотрю, - продолжает нашу беседу Асламбек Харсиев. - Вот сидит гражданин Турции, долгое время работающий в Москве. Он здесь не зарабатывает больше денег, чем в Москве. Но, как наш товарищ, а товарищеские узы между нами завязались по ходу совместных проектов, которые мы осуществляли в Москве, он согласился поддержать нас в Ингушетии. Турецкий товарищ, присутствующий при нашем разговоре, работает в Москве 22 года. Хорошо владеет разговорным русским языком, понимает ингушскую речь. Пять лет назад создал свою собственную фирму - ООО СК «Ника-строй» - специализирующуюся на строительстве высотных зданий. Помимо турок - основного состава строителей – на сооружении работает несколько человек из числа местных жителей. - Чтобы построить ингушскую башню достаточно ли быть строителем-высотником? - интересуюсь у Асламбека Харсиева. - Нет, недостаточно, - звучит сразу в ответ. - А что еще нужно? - Нужно быть ингушом. Для этого я здесь. Алихан из Москвы часто приезжает и наблюдает строящуюся башню. Еженедельно ее посещают Глава и Председатель Правительства.

Более того, Глава республики в режиме on-line у себя на мониторе, как за всеми стройками, наблюдает и данное строительство. - То есть, строительство смотровой башни находится под неослабным вниманием. Я слышала, у вас «зеленый свет» в кабинет Председателя Правительства. Это правда? - Да, это так. Мне, как правило, не приходится ждать приема. Необходимую помощь от Председателя Правительства мы имеем. Залог успеха строительства в том, что замысел трех человек вылился в реальность: любой ингуш вам скажет, что он любит башни, что это его культура, его дом.

Тот факт, что прецедент, созданный Алиханом Харсиевым, получил поддержку, причем самую активную со стороны Главы регоинаЮнус-Бека Евкурова, дал последующему процессу мощный толчок и стимул. Самое трудное в любом деле - это начало. Начало в эпохе восстановления башенной культуры, как отмечалось выше, положено. - Столько памятников архитектуры, сколько в нашей горной части, нет во всех северокавказских республиках, вместе взятых. Мы обязаны сохранить свое наследие, - говорит директор музея-заповедника Магомед Харсиев.

– Вопрос сохранения башенной культуры находится во внимании руководства республики. Председатель правительства лично курирует восстановительные работы в горной Ингушетии. Более того, Муса Чилиев призвал тейпы, имеющие свои родовые башни, открыть расчетные счета и собрать средства на восстановительные работы и таким образом внести свой вклад в общее дело. - Это строительство и восстановление башен в горах – одно целое, - продолжает Магомед Харсиев.

– Эта башня - память нашим предкам, которые созидали нашу великую башенную культуру. Задумка сводится к тому, чтобы люди больше обратили внимания на свою башенную культуру, и чтобы каждый внес свою лепту в дело сохранения ее и уважения к ней. Хорошо сказано «уважения к ней». Да, мы должны относиться с уважением к своему наследию, равно как и к памяти предков, оставивших нам его. Дорогие наши предки! Честь вам и слава! Услышьте наш голос через время и сквозь пространства миров. Мы осознаем и ценим, что наследию, которое вы оставили нам, нет равного. Как осознаем свой долг перед последующими поколениями – сберечь его. И потому Алихан Харсиев выступил инвестором строительства смотровой башни в Магасе, отказавшись, по словам его брата Асламбека, от других, более выгодных в плане коммерции проектов.

- Алихан решил, что не должен идти в свою республику с целью зарабатывания денег, а чтобы сделать что-то для народа, что стало бы достоянием всех – от мала до велика, – уточнил Асламбек Харсиев. В 2011 году были проведены геологоразведочные работы, забиты сваи. В настоящее время монументальное сооружение при основании 21х21 м достигло высоты 50 метров. Высота проекта - 99, 6 метров. Проект строительства разработан в московском институте. Монумент воздвигается из бетона с доставкой, после чего будет покрыт имитацией камня. Строительство ведется по американской технологии. - Хотя она обходится дороже, - поясняет Асламбек, осуществляющий на стройке технадзор, - но благодаря ей можно один к одному сымитировать камни, из которых сложена ингушская башня. Отличие смотровой башни от ингушской будет заключаться лишь в монументальности.

Внутри монумента серпантин, который идет постепенно вверх, длиной 1700 метров. Ступая по нему, я даже не заметила, что поднимаюсь вверх. Тем не менее, несмотря на столь удобный подъем, в смотровой башне для большего удобства посетителей старшего поколения и людей с ограниченными возможностями предусмотрены электрокары.

Когда строительство будет завершено и башня в своем великолепии предстанет пред миром, думаю, превзойдутся самые смелые ожидания. Лучшее, что у нас есть, – горы, ставшие нам колыбелью, башни им под стать, сделанные на многие столетия, - несравненное творение наших предков, могильники, где покоятся их останки. Это наша общая любовь, история, культура, наше неоценимое богатство. Все, что дорого каждому из нас и что объединяет нас всех в единый народ. И монумент, строящийся в Магасе, есть память прошлому и символ объединения в настоящем.

Мадина Кодзоева 
Теги: Евкуров

Добавить комментарий

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Загрузить изображение
 
Авторизация при помощи социальной сети


Новости компаний

Московская компания «Planika» приручила домашний очаг

Биокамины, которые создает фирма, позволяют разместить живой огонь в интерьере без технически сложных решений.

В Москве провели церемонию награждения "Рекорды рынка недвижимости 2017"

8 июня в Golden Palace состоялась 8-ая церемония награждения ежегодной международной премии «Рекорды рынка недвижимости 2017».

“А знаете ли Вы, что...”