ИГИЛ* снова метит в Южный Дагестан

ИГИЛ* снова метит в Южный Дагестан
Россия
24 Апреля 2018 12:30
НАК
Насколько велика социальная и финансовая база для террористического подполья в Дагестане

Махачкала, 24 апреля. Широкомасштабная спецоперация, проведенная ФСБ в Дербенте 21 апреля, снова заставила говорить о существовании в Южном Дагестане террористического подполья, о котором вроде уже подзабыли. Когда же его удастся ликвидировать полностью?

Социальная база терроризма истощается

21 апреля спецоперация затронула два района Дербента. Бронетехника блокирована частный дом на улице Сиреневой (северный микрорайон «Аэропорт»), в котором проживала большая группа боевиков, изготавливавших здесь же самодельные бомбы. Жители соседних домов были заранее эвакуированы, террористам предложили сдаться, они открыли огонь по бойцам спецназа… Итог – шестеро убитых террористов, у которых нашли целый арсенал: автомат Калашникова, ручные гранаты, взрывчатка и компоненты бомб.

Одновременно на улице Сулеймана Стальского силовики блокировали автомобиль, в котором ехали трое мужчин – уже заранее было известно, что это террористы. Им также предложили сдаться, они открыли по силовикам огонь и были убиты на месте.

К настоящему времени уже известно, что в Дербенте действовала большая террористическая ячейка, члены которой присягнули на верность «Исламскому государству», террористической организации, запрещенной в РФ. Получая команды с Ближнего Востока, они планировали совершить в Дербенте серию терактов на майские праздники. Теперь ФСБ предстоит выйти на след его организаторов – тех, кто снабжал дагестанских боевиков информацией и отдавал команды.

Уничтоженная дербентская ячейка – это те боевики, которые пришли на смену группировке «Южная», которой командовал также присягнувший «Исламскому государству», запрещенной в РФ террористической организации, Абутдин Ханмагомедов.

На ее счету – несколько резонансных терактов, ответственность за которые террористическая организация также взяла на себя. Это, в частности, расстрел туристов на смотровой площадке цитадели Нарын-Кала в Дербенте в декабре 2015 года и подрыв контрольно-пропускного поста близ села Джемикент в феврале 2016 года.

А во вторник, 24 апреля, выяснилось, что в рамках спецоперации были убиты еще двое боевиков в «летнике». Обнаруженные в лесополосе силовиками они отказались сдаваться и были убиты во время короткой перестрелки.

Бандгруппа под командованием Ханмагомедова была полностью ликвидирована к лету 2016 года. Как видно, чтобы собрать новые силы, боевикам понадобилось целых два года. И это позитивный знак – значит, социальная база для терроризма истощается.

Теракты – против туркластера?

Показательно, что теракты в Южном Дагестане, где раньше было тихо и спокойно (в сравнении с северными районами), на рубеже 2015-2016 годов произошли вскоре после празднования 2000-летия Дербента, которое привлекло дополнительный туристический поток.

Во время празднеств полпред президента Сергей Меликов высказал предложение создать в Дербенте туристический кластер наподобие сочинского. Но на то, что эта идея не получила быстрого развития, видимо, не в последнюю очередь оказала влияние резкая активизация террористов. Совпадение?..

Террористическое подполье в Дагестане – это не просто какие-то идейные борцы, а обычные бандиты, которые за деньги готовы взяться за любую, самую грязную, работу. На фоне усиления Росфинмониторингов борьбы против зарубежного финансирования терроризма боевики пытались наладить самообеспечение. Спроси любого жителя Дагестана – и он вам скажет, что такое «флешки». Это когда предпринимателям присылали видеоролик с угрозами от боевиков: мол, давай деньги на «борьбу с неверными», иначе поплатишься жизнью. Многие предпочитали откупаться...

На финансирование терроризма шли и потоки «коррумпированных» денег. Напомним, что недавно в Северо-Кавказском окружном военном суде под председательством судьи Романа Подольского начались слушания по уголовному делу в отношении бывшего главы Кизлярского района Андрея Виноградова, которому вменяют в том числе п. 1.1 ст. 205.1 УК РФ («Финансирование терроризма»). Чиновник вину не признает и считает уголовное дело сфабрикованным.

Также в финансировании терроризма подозреваются двое коллег Виноградова – бывший депутат Народного собрания Дагестана и бывший глава Кизлярского района Сагид Муртазалиев и бывший руководитель отделения Пенсионного фонда и Кизлярском районе Омар Асадулаев. Они сейчас в бегах и объявлены в международный розыск.

Вменяемые чиновникам эпизоды относятся еще к 2010 году. С тех пор, конечно, полностью перекрыть каналы финансирования терроризма не удалось – но главное, что теперь он больше не «подпитывается» из коррупционного «общака».

По данным прокуратуры Дагестана, за последние три года в республике выявлено почти 70 преступлений, связанных с финансирование терроризма. Но большинство из них связаны с банальным сбором вербовщиками денег через соцсети.

Ярлыкапов: нужно бороться с причинами радикализации

Насколько сегодня велика социальная и финансовая база терроризма в Дагестане, «Регион online» обсудил со старшим научным сотрудником Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахметом Ярлыкаповым.

– Сейчас мы наблюдаем, что уровень радикализации среди молодежи не снижается. Высокий уровень радикализации явно протестный – это реакция на проблемы в обществе, в том числе и на высокую коррупцию. Васильев понимает, что с идеологией [терроризма] бороться бесполезно, надо бороться с глубинными причинами радикализации. Если реформы будут последовательные и успешные, в долгосрочной перспективе они могут сыграть роль в снижении уровня радикальных настроений среди мусульманской молодежи и их желания участвовать в террористическом подполье.

Само подполье сильно поредело в силу известных событий – почти поголовного отъезда на Ближний Восток активных боевиков и симпатизирующих им, а также прекращения финансовой подпитки со стороны Аль-Каиды и ИГ, запрещенных в РФ террористических организаций. Да и времена, когда коррупционные деньги шли на оплату услуг подполья в обеспечении силовой составляющей, уже прошли.

В этом смысле сегодня Дагестан как и вся Россия, ничем не отличается. Террористическая активность в других регионах России сейчас даже порой больше, чем в Дагестане. В Сургуте вот парень с ножом бросился на людей, он лишь родился в Дагестане, а вырос и жил в Югре. Так что это уже вполне себе местные, сургутские-питерские-московские.
Антон ЧАБЛИН


*запрещенная в РФ террористическая организация

Комментарии

Гость /
Такими методами- никогда!
Имя Цитировать

Добавить комментарий

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Загрузить изображение
 
Авторизация при помощи социальной сети


Новости компаний

Развитие киберспорта в России обсудят на ПМЭФ-2018

О новом виде спорта будут говорить, как о глобальном тренде в спортивной сфере и бизнесе

“А знаете ли Вы, что...”