«Токсичные» инвестиции команды Хлопонина. Как смена руководства в Минкавказа отразится на экономических мегапроектах в СКФО

Туризм
20 Мая 2018 / 15:04
20 мая. Команда Александра Хлопонина, который на днях покинул правительство, залогом развития Северного Кавказа видела исключительно инвестпроекты с приставкой «мега» и «супер». Теперь придется от них отказываться. 

«Ведучи» надежд не оправдал

Компания «Курорты Северного Кавказа» обнародовала итоги зимнего туристического сезона. На курорт «Архыз» приехали покататься на лыжах около 800 тысяч человек – феноменальный рост в сравнении с прошлым сезоном, когда число туристов составило лишь 170 тысяч. А в нынешнем сезоне эту цифру курорт достиг за первые два месяца работы, в ноябре-декабре.
xSxooiSddoc.jpg
Фото: ВК "Архыз. Горнолыжные туры"

 «Архыз» – образцово-показательный результат работы «Курортов Северного Кавказа»: горнолыжный курорт был построен с нуля всего за два года. Сейчас у руководства госкомпании амбициозные планы по развитию: намерены осваивать северный склон хребта Абишира-Ахуба: в ближайшие два года здесь должны появиться три секции гондольной канатной дороги, пять горнолыжных трасс с системой искусственного снегообразования, а также подъездная автодорога с автомобильным мостом. Общий объем инвестиций – 4,5 млрд. рублей.
А вот число отдохнувших на открывшемся в конце января до Нового года чеченском курорте «Ведучи» госкомпания пока не обнародовала. Дело в том, наверное, что реальные показатели оказались намного скромнее прогнозных: за первый сезон хотели принять не менее 17 тысяч туристов. Местные жители говорят, что приехало заметно меньше…
edjhbIOUVGM.jpg
Фото: ВК "Ведучи. Горнолыжный курорт"

  А ведь только в развитие горнолыжной и автодорожной инфраструктуры в «Ведучи» было сложено 1,5 млрд. рублей государственных средств. В ближайшие три года намерены направить еще 7,7 миллиарда. Возможно, через пять лет, как и в «Архызе», в «Ведучи» счет туристов будет идти на сотни тысяч. А может быть и нет… 
Еще один курорт, построенный за государственный счет, – «Эльбрус». Показатели его посещаемости туристами в нынешнем горнолыжном сезоне тоже почему-то не были обнародованы. Хотя известно, что, скажем, в прошлом году сюда приехали 250 тысяч человек – значительно больше, чем на «Архыз». 
Дело в том, что Эльбрус – курорт для горнолыжников уже известный и раскрученный, а за счет вложений «Курортов Северного Кавказа» здесь просто создается новая инфраструктура. В частности, недавно госкомпания приступила к проектированию новой канатной дороги от станции «Старый Кругозор» на Гарабаши. Проект предусматривает возможность доступа лыжников на станцию «Мир», а также с существующей трассы «Гарабаши – Мир» через новую дорогу на существующую трассу в обход станции «Мир».

Реальные дела и несбыточные надежды Минкавказа

Два месяца назад председатель совета директоров «Курортов Северного Кавказа» Одес Байсултанов провел совещание, на котором прозвучала поистине сенсационная новость. Госкомпания планирует возобновить проектно-изыскательские работы по двум ранее «замороженным» курортам – «Армхи» в Ингушетии и «Матлас» в Дагестане.
Также обсуждается, что делать с курортом «Мамисон» в Северной Осетии, который должен был стать самым крупным в горнолыжном кластере Северного Кавказа. Если, скажем, «Матлас» и «Армхи» существовали лишь на бумаге, то в «Мамисон» были вложены вполне реальные средства – почти 2,5 млрд. рублей. На эти деньги в Мамисонском ущелье была построена дорога, подстанция, ЛЭП… Но после запуска комплекса Зарамагских ГЭС вход в Мамисонское ущелье оказался затоплен, и курорт так и не удалось запустить. Теперь ищут деньги на строительство объездной дороги. Найдут ли?!
5d1de46c7293aab4f84a9f9f0dd34f09e433c0d6.jpg
Горнолыжный курорт Мамисон. Фото "А дома лучше"

Никакой конкретики нет и о будущем еще нескольких объектов, которые планировались в рамках горнолыжного кластера – это «Лагонаки» в Краснодарском крае и «Цори» в Ингушетии. Планировали включить в кластер также курортные объекты Кавминвод. Но позднее этот проект «разросся» в самостоятельный – стоимостью более 160 млрд. рублей. 
Речь идет о строительстве медкластера на Кавминводах – с собственным медицинским университетом, клиникой, фармзаводом… Этим проектом занимается другое детище Александра Хлопонина, «Корпорация развития Северного Кавказа». Два других ее приоритетных проекта – это возрождение добычи на Тырныаузском месторождении редкоземельных металлов (Кабардино-Балкария) и строительство Каспийского торгово-транспортно-логистического комплекса (Дагестан). Первый проект «тянет» на 127 млрд. рублей, а второй чуть скромнее – в пределах 14-20 миллиардов.
Как видно, команда Александра Хлопонина, безраздельно руководившая экономикой на Северном Кавказе, на мелочи не разменивалась. 

Станет ли Кавказ «внутренней Турцией»

Экономическая модель, которую предложил Александр Хлопонин для развития Северного Кавказа, с прицелом на инвестпроекты с приставкой «мега» и «супер», Кремль оценил как неверную. Как иначе понимать, что в новом правительстве не будет ни самого Хлопонина, ни его ближайшего ставленника – министра по делам Северного Кавказа Льва Кузнецова?!
Решение не просто назревшее, а перезревшее. О том, что экономику Северного Кавказа двигают не в том направлении, еще в 2013 году заявляли директор института Ramcom Денис Соколов (экономист) и старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа МГИМО Николай Силаев (политолог). Они ввели в обиход термин «токсичные инвестиции» применительно к тем деньгам, которые вкладывали через госкомпании, созданные Хлопониным, в Северо-Кавказский регион.
«Токсичные» – потому что они отвлекают на себя организационные и финансовые ресурсы, которые можно было бы потратить на поддержку реальной, массовой экономики. Инвестиционные мегапроекты «душат» предпринимательский класс, повышая политические и коррупционные риски в регионе. 
По мнению Соколова и Силаева, вместо медкластеров и суперкурортов Северному Кавказу необходимо развитие «приусадебной» экономики. Регион имеет все конкурентные предпосылки, чтобы стать для России «внутренней Турцией», обеспечивая потребности в импортозамещенной продукции вроде дешевых продуктов питания, одежды или обуви. Это, в свою очередь, позволило бы решить и проблему массовой занятости – а вместе с нею и безопасности.
Модель «внутренней Турции» подразумевает повсеместное развитие цепочек мелкотоварной кооперации: производство продуктов сельского хозяйства, народных промыслов, одежды, обуви невозможно без обеспечения доступа на рынки сбыта. То есть развивать на Северном Кавказе нужно собственные Козьи рынки, а вовсе не горнолыжные курорты. 
Возможно, новый министр по делам Северного Кавказа Сергей Чеботарёв эту мысль, высказанную экспертами еще пять лет назад, наконец-то разделит.

ЧАБЛИН Антон


Добавить комментарий
 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Загрузить изображение